July 17th, 2011

глаз

сделать бы жизнь с кого

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, Радзинский – не просто звезда, Радзинский – мега-звезда, Радзинский – писатель, историк, драматург. Вообще, огромная часть нашей культуры российской стоит на этом человеке. И никто, я ни в интернете не читал... Ну, то есть да, да, случилось. Но я нигде не читал ни одного подлого слова про Радзинского. И я понимаю, почему. Потому что он себя не предал. Вот, я тебе клянусь, я не знаю, что бы со мной было, вот если бы где-то в глухом уголке вот такое. Вот, как бы мое вот это нутро, как бы оно со мной сыграло? Не могу гарантировать. И с другой стороны, вот когда я вчера разговаривал с одним приятелем своим, он сказал мне: «Чем ты восхищаешься? Человек поступил порядочно». «Нет, - сказал я ему, - это не просто порядочный поступок. Когда ты совершил преступление и практически нет свидетелей (тут хорошее слово «практически», ну, был этот парень, ну да. Как он видел там?), и, вот, в тебе срабатывает вот этот моральный камертон, когда ты, написавший все эти книги, рассказавший про всех этих людей, учивший страну жить по справедливости, не по лжи (ну, не его фраза, но реально он нам демонстрировал великих, он рассказывал, как страна из-за лжи катится в пропасть, как лгали все), и, вот, когда он сказал «Я убил», за ним стояли все его герои. И общество это идеально просекло.
Я не могу сказать, что я им восхищаюсь. Еще раз повторяю, ну что, это обычный человеческий поступок. Как говорила моя мама, надо говорить правду. Вот, он сказал правду.
С.БУНТМАН: Да. То есть он поступил не как звезда и не как мега-звезда, он поступил как абсолютно нормальный человек. И это очень хорошо.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. И никто не комментирует, хотя все понимают, что ему теперь с этим жить, а он – человек эмоциональный.
С.БУНТМАН: Комментируют. Но комментируют хорошо, ты знаешь? Я читал очень хорошие какие-то такие и у нас на сайте в блогах. Я читал очень какие-то такие, вдумчивые комментарии.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Причем, заметь. И семья погибшей девушки, так сказать, сказала «Мы не будем подавать в суд», я бы сказал такую фразу «Бог ему судья». Ну, типа простили его, но как, не сказать же «Ну, вы сбили нашу дочь, ну и живите, и дай вам бог»? Конечно, они такого сказать не могли. Прокуратура тоже, ты знаешь, сказала такую фразу, что она будет что-то мягко и так далее. Но он лежит в больнице, и даже дело не в том, какое у него состояние. Вот, ты знаешь, у нас рассказывалось на сайте про Межирова, который удрал, знаменитый поэт. Потом уехал в США и не написал там ни строчки. И, вот, я просто думаю, как ему теперь с этим жить и как ему что-то писать, вот, просто, вот, что-то писать? Как ему выходить на сцену? И я не знаю. В общем, короче говоря, не позавидуешь. Но я хочу сказать, что он оказался достоин своих героев, о которых уже 30 лет нам рассказывает.

С.БУНТМАН:Так вот о людях еще. Только что в новостях напомнили нам, что умер Отто фон Габсбург. А это был потрясающий человек. Это не просто последний принц, которого можно увидеть маленьким мальчикам на фотографиях при престарелом Франце Иосифе, воспетом Гашеком, и который предлагал там в кино, когда уже совсем пожилой человек. Он Билли Уайлдеру звонил. Это Отто фон Габсбург.
Это человек, которого звал Гитлер в 1938 году, зазывал, танцевал перед ним всяческие увлекательные танцы а-ля Мата Хари и зазывал туда. Отто фон Габсбург его послал так далеко в 1938 году...
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В Россию.
С.БУНТМАН: Да. Вот, послал и он оттуда, слава богу, вернулся на честном слове, на одном крыле, товарищ Гитлер и погиб бесславной смертью.


ну там еще много, про поляков, квадригу, выборы и прозрачные сады суды грузии. www.echo.msk.ru/programs/interception/792961-echo/
глаз

неурожайка тож

В перечне грехов моей родины перед разумом и вкусом «Есения» займет одно из первых мест рядом с Лолитой Милявской, мэром Лужковым, шоколадом «Аленка» и песней «Галина, чудная Галина». Сердечная слабость русских к Латинской Америке блистательно подтверждает Маркса. Мы разнимся с латиносами расой, религией, климатом, полушарием и даже, по словам Кона, сексуальными практиками. Нас роднит единственно способ производства: неустойчивая сырьевая демократия с креном в коммунизм и бандитизм. Ничего, кроме песен и полезных ископаемых, ни мы, ни они производить не умеем, как ни корячимся, — отсюда общекультурные производные. Общинность. Разбойничий форс. Вера в рулетку, лотерею и фортуну вообще. Диалектическое отношение к чужой собственности. Бедняцкая страсть к цветным тряпкам. Повышенная сексуальная свобода — ибо ничем, кроме передка, половина женщин заработать не в состоянии. www.afisha.ru/article/yesenia/#comments